Удовлетворенность или счастье?

(из статьи A.Andreenkova, W.Saris вступление к номеру журнала «Happiness», посвященному материалам Руссет)


В 80-х годах было проведено несколько важных исследований, целью которых было определить, измеряют ли такие показатели как «удовлетворенность жизнью в целом» или «счастье» один и тот же феномен, или он отражают разные стороны или разный уровень субъективной оценки человеком своей жизни. В исследованиях Кэпбелла, Конверса и Роджерса (Campbell, Converse and Rogers, 1976) корреляция между этими двумя показателями составила .5, Михалос (Michalos) в своем исследовании в 39 странах получил корреляцию .6. МакКеннел и Андрюс (McKennel and Andrews, 1980) выдвинули предположение, что удовлетворенность отличается от счастья тем, что первый показатель отражает когнитивный компонент в субъективной оценке жизни, а счастье – эмоциональный компонент этого же феномена. Однако, Шварц и Клор (1983) в своих исследованиях не смогли получить доказательства этой гипотезы. Более того, в дальнейшем Динер (Diener, 1984) предположил, что различия между этими двумя показателями не могут определяться только тем, что каждый из них представляет собой различную сторону субъективной оценки жизни – когнитивную или эмоциональную, но что отношения здесь более сложные. 


Мы предполагаем, что соотношение этих двух показателей отличается в зависимости от культурного и лингвистического контекста. Различия между двумя показателями во многом зависят от конкретных слов, используемых в различных языках и странах для выражения этих понятий. Поэтому мы попытались исследовать соотношение между этими двумя показателями на примере России и сделать некоторые выводы, но они будут касаться только России и только русского языка, и мы не претендуем на более широкие обобщения. 


В последних двух волнах Руссет панели мы задавали оба вопроса – об удовлетворенности и о счастье. Каждый вопрос задавался дважды в течение одного интервью в каждой волне. Таким образом получены данные повторных наблюдений и может скорректировать ответы на ошибку измерения и проверить, действительно ли эти два показателя меряют один и тот же феномен или нет. Если бы это было так, корреляция между этими показателями после коррекции на ошибку измерения должна быть 1. Если корреляции значительно меньше единицы, это будет значить, что два показателя меряют два разных феномена (Jöreskog 1971). 


Мы обнаружили, что корреляции между этими вопросами в российских данных после коррекции на ошибку измерения достаточно далека от 1 и составляет .64. Эти данные говорят о том, что пересечение между ответами респондентов на вопрос об удовлетворенности и вопроса о счастье в России достаточно мало (даже после коррекции на ошибку измерения пересечение составляет лишь 60%). В России показатели удовлетворенности и показатель «счастье» не является измерением одного и того же феномена. 


Это утверждение можно проверить и другим путем с помощью chi2 теста. Различия в chi2 тесте при сравнении моделей с и без условия, что корреляции между показателями равна единице, являются статистически значимыми со значением chi2   148 при степени свободы 1. Что говорит о том, что гипотеза о том, что эти показатели меряют одно и то же, должна быть отвергнута. 


После такого вывода напрашивается вопрос – а чем собственно отличаются эти два показателя? Чтобы ответить на это, обратимся к взаимосвязи между вопросами об удовлетворенности и вопросом о счастье с другими переменными, которые нацелены на измерение либо чувств, либо когнитивных оценок, и попытаемся обнаружить какую-нибудь систематическую модель. Переменные, которые мы использовали в этом тесте, показаны в Таблице 3. Наша гипотеза состояла в том, что первые 7 переменных, которые меряют чувства, должны сильнее коррелировать с показателем «счастья», а «удовлетворенность» с другими переменными, измеряющими когнитивные представления – удовлетворенность различными конкретными сторонами жизни. 


Мы проверили модель, основанную на предположении, что корреляции между «удовлетворенностью» и «счастьем» и этими переменными одинаковы. Эта модель должна быть отвергнута. Тогда мы обратились к методу «модифицированного индекса» и «параметра ожидаемых изменений», чтобы определить, какие корреляции представляют собой наиболее серьезную проблему. Мы обнаружили, что если внести в модель предположение, что корреляции с двумя переменными «удовлетворенность семейными отношениями» и «удовлетворенность материальным положением семьи» не обязательно одинаковы для «удовлетворенности жизнью в целом» и «счастьем», это ведет к наиболее серьезному улучшению качества модели. Если мы не будем ограничивать корреляции с этими переменными требованием, чтобы они были одинаковыми для удовлетворенности, и для счастья, то получим разницу в chi2 в 219 единиц при 2 степенях свободы. После таких изменений в модели, других серьезных улучшений сделать не удалось даже при условии, что размер выборки довольно велик (3400). Эти тесты не подтвердили гипотезу первоначальную гипотезу. Корреляции между двумя наборами переменных и двумя показателями «удовлетворенностью жизнью в целом» и «счастьем» одинаково сильны. Различие лишь в том, что удовлетворенность семейными отношениями более сильно коррелирует с показателем «счастье», а удовлетворенность финансовым положением – с удовлетворенностью жизнь в целом. Так как вопросы, измеряющие эмоциональное состояние, показывают одинаковую связь с показателями «удовлетворенности и «счастья», гипотеза о том, что показатель «счастье» меряет в основном чувства, а «удовлетворенность» - когнитивное восприятие, не подтвердилась. Этот анализ показывает, что россияне ассоциируют счастье в большей степени с успехом в семейной жизни (внутренние факторы, социальные и личностные факторы), а удовлетворенность жизнью в целом в большей степени связана с материальным положением (внешние факторы, материальные факторы). Мы считаем, что удовлетворенность более предпочтительный показатель субъективной оценки жизни в России, чем счастье, так как именно удовлетворенность должна изменяться в зависимости от макроэкономических и социальных изменений в стране и раскрывать именно те связи и взаимодействия, которые нас интересуют в данном исследовании. А показатель «счастье» в большей степени связан с субъективной оценкой того, что происходит в личной, частной жизни.

 
Коэффициенты корреляции между показателями «счастье», «удовлетворенность жизнью в целом» и другими переменными

Данные Волны 6 (1998).

Коэффициенты корреляции

Эмоциональные аспекты

Случались ли какие-нибудь радостные события в Вашей жизни за последние 12 месяцев?

Случались ли какие-нибудь плохие события в Вашей жизни за последние 12 месяцев?

Состояние здоровья по сравнению с тем, что было 12 месяцев назад

Состояние здоровья в настоящий момент

Чувствовали подъем в последние недели

Чувствовали беспокойство в последние недели

Чувствовали депрессию в последние недели

Удовлетворенность

.30

Счастье

.30

-.16

-.16

.29

.41

.28

-.02

-.32

.29

.41

.28

-.02

-.32

Когнитивные аспекты

Удовлетворенность социальными контактами

Удовлетворенность семейной жизнью

Удовлетворенность жилищными условиями

Удовлетворенность условиями труда

Удовлетворенность работой

Удовлетворенность материальным положением своей семьи

.31

.24

.13

.29

.36

.59

.31

.38

.13

.29

.36

.38

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ОФИС

Москва, 107031, Россия

ул. Большая Дмитровка, д. 20, стр. 1, офис 66 

+7(495) 629-15-06, 650-55-18, 650-68-92

С удовольствием ответим на все ваши вопросы. Напишите нам.

Санкт-Петербург, 198000, ул. Галерная, д. 53

+7(812) 570-13-82, 320-86-64

spb@cessi.ru

Нижний Новгород, ул. Советская, д. 19/2, офис 29

8(903) 609-78-03, 8(952) 453-81-31, 8(831) 246-08-00

cessi-nn@yandex.ru

Киев, 01001, ул. Крещатик, д. 17, офис 23

+380(44) 531-98-61, 278-87-36, 650-68-92

cessi@cessi.com.ua

ВАКАНСИИ

ИНТЕРВЬЮЕР

для личных опросов на дому

ИНТЕРВЬЮЕР

для телефонных опросов с использованием CATI

© 2020 Институт Сравнительных Социальных Исследований «CESSI».
При использовании материалов сайта www.cessi.ru и баз данных CESSI ссылка на источник обязательна
Член ESOMAR, WAPOR