УСЛОВИЯ ЖИЗНИ В РОССИИ

Руссет (RUSSET) – лонгитюдное исследование, целью которого являлось изучение последствий и влияния социально-экономических и политических преобразований в жизни страны на субъективные и объективные показатели качества жизни населения.

Исследование проводилось ежегодно с 1993 по 1999 годы, то есть затронуло период наиболее радикальных изменений в жизни российского общества после распада Советского Союза. В этот период Россия являлась огромной социальной лабораторией, в рамках которой стало возможно изучение влияние глобальных социальных изменений на ежедневную практику и установки людей. В иных условиях, где преобразования идут медленно и поступательно, на изучение подобных проблем потребовались бы десятилетия. 

Руссет представляет собой исследование респондентов, отобранных по случайной вероятностной многоступенчатой выборке населения России 18 лет и старше в 1993 году, и затем опрашиваемых каждый год вплоть до 1999 г. 

Первоначальная выборка 1993 г. составила 3700 человек. Все интервью были проведены методом личного интервью на дому.

Предметом исследования являлось изучение изменений в объективных условиях жизни и субъективной оценки этих условий в следующих областях:

  • Семейная жизнь 

  • Жилищные условия 

  • Трудовая деятельность и образование

  • Материальное положение 

  • Социальные связи 

  • Здоровье 

Наряду с изучением содержательных проблем, в рамках исследования были проведены ряд методических экспериментов по восприятию шкал с различной размерностью, балансировкой, цифровыми или нецифровыми видами шкал, графические шкалы и т.д., влияние контекста анкеты на ответы респондента, влияние объяснений, вступлений разной длины, порядка расположения ответов на шкале, наличие средней категории, возможности уйти от ответа и т.п. В исследовании проводились несколько экспериментов в MTMM (multi-trait-multi-method design), с помощью которых изучалась надежность и валидность разного типа шкал и вопросов, в частности, вопросов на удовлетворенность, этноцентризм, политическую аномию и др. 

Идея исследования родилась в ходе совместной работы В.Г.Андреенкова и У.Сариса в международной методической группе по изучению степени валидности и надежности социальных показателей (MTMM). 
В условиях непрерывного поступательного развития, характерного для большинства европейских стран и Северной Америки значительные сдвиги в общественном поведении и общественном сознании наблюдать достаточно сложно и удается это редко. Чтобы получить информацию о таких изменениях, требуются годы наблюдений, сравнимые с временем жизни самих исследователей. Условия радикальных изменений на макро-уровне – политической системы, экономических отношений, социальной структуры, в которых находилась Россия в 90-е годы, является уникальным для исследователя времени, когда появляется реальная возможность исследовать подобные изменения в общественном поведении и сознании и сделать попытку объяснить их, связать с изменениями в объективных показателях условий жизни. Жизнь людей проходит перед нашими глазами как кадры кинофильма. В такое важное, и можно сказать счастливое для ученых, работающих в области социальных наук, время, коллектив голландских (W.Saris, A.Scherpenzeel, William van der Velt, van Praag, Peter Vriyters) и российских ученых (V.Andreenkov, A.Andreenkova, A. Myzgina) и начал свою работу над проектом. В создании исследования приняли также участие специалисты из Бельгии (Jack Billet), Германии (Peter Schmit, Dagmar Krebs), Испании (Germa Goenders). 
Идея проведения подобного продукта была поддержана Голландским фондом научных исследований (NWO). Грант этого Фонда и был использован на проведение семи волн панельного исследования.

Основной идеей исследования было изучение влияния социо-экономических изменений на изменение в уровне субъективной оценки жизнью в целом (удовлетворенности) и различными сторонами жизни.
В исследовании проверялось несколько теоретических гипотез о взаимосвязи субъективной удовлетворенности различными сторонами жизни с объективными характеристиками уровня жизни в этих областях, причинах изменений в уровне удовлетворенности во времени. Кроме измерения существующего положения дел (объективных условий жизни в конкретной области, стороне жизни), и субъективной оценки этих условий (уровне удовлетворенности), собиралась ретроспективная информация об объективных и субъективных условиях жизни в 1988 году, за 5 лет до первой волны исследования, то есть время до начала основных социально-экономических реформ. Такие данные позволяют изучить в сравнительном плане процесс взаимосвязи объективных и субъективных показателей и вероятности из изменений в стабильной социально-экономической системе и в условиях социально-экономических преобразований. 

Графически теоретическая модель, лежащая в основе изучения процесса социальных изменений (изменений в жизни человека)

В исследовании проверялись и другие идеи и гипотезы. В частности, теории о том, что уровень удовлетворенности людей текущей ситуаций в жизни или определенной сфере жизни зависит от того, как эта ситуация оценивается по сравнению с ситуацией с другими людьми. Референтной группой в данном случае могут выступать люди в целом, или люди со сходными возможностями (так называемые «обычные люди») [Andrew and Withey, 1976; Campbell, Converse and Rogers, 1976; Harvey, Smith, 1977]. Сравнение проводится как с референтной группой, так и с собственными представлениями о том, что является «заслуженным» уровнем, или «необходимым». Эти идеи гипотезы и идеи также были проверены в ходе данного исследования. 

Руссет – панельное исследование, то есть интервьюируются одни и те же люди через определенные интервалы времени. Первая волна исследования была проведена в 1993 году и затем мы возвращались к одним и тем же людям каждый годы в течение семи лет, вплодь до 1999 года. 
Выборка для этого исследования, полевая работа и обработка данных была выполнена ЦЕССИ (Институт сравнительных социальных исследований). Разработку концепции и инструментария для опроса, а также анализ данных проводил международный коллектив ученых под руководством У.Сариса. 

Руссет состоит из двух панелей. Первоначальная панель – выборка респондентов, которая была начата в 1993 году и закончена в 1999 году. Вследствие осыпания выборки через несколько лет опроса мы потеряли существенную часть респондентов. Для восстановления первоначального размера выборки, а также в целях сравнения характеристик и показателей «старой» панели с новой выборкой, в 1997 году (Волна 5) была выбрана новая панель опять же на основе национальной выборки населения России 18 и старше. Две последние волны (6 и 7) проводились на основе и новой, и старой панели. Опрос проводился методом личного интервью на дому у респондентов. Опрос проводили 200-300 интервьюеров в каждую волну. В каждой волне 34-45% интервьюеров сменялись, остальные были прежними.

Исследование проведено на основе многоступенчатой вероятностной территориальной выборки населения России 18 лет и старше. Структура выборки соответствует структуре населения в данных возрастных границах по данным Госкомстата России 1993 года по все базовым социально-демографическим и географическим показателям: месту проживания (городское/сельское население), национальности, полу, возрасту, образованию и др.
Генеральная совокупность - население страны 18 лет и старше, постоянно проживающее на территории страны. Институциональные образования - воинские части, местах заключения, места временного проживания населения (гостиницы, пансионаты, детские дома) не включены в выборку. Других исключений из генеральной совокупности при построении данной выборки не делалось. 
Этапы выборки: 

  • Стратификация страны на 4 региона (Центр включая Север, Северо-Запад, Центр включая Волго-Вятский регионы; Юг включая Поволжье, Центрально-Черноземный район и Поволжье; Урал и Западная Сибирь и Восточная Сибир с Дальним Востоком). 

  • Этап 1. Первичные единицы отбора – районы и города районного значения, сгруппированы в 4 страты и выстроены по численности населения наибольшего города. В каждой страте отобраны ПЕО с вероятностью, пропорциональной численности населения ПЕО, всего 52 единиц, включая 8 самопредставительных единиц в крупных городах с населением, превышающим размер первичной единицы отбора и поэтому отобранных с вероятностью 1.

  • Этап 2. Отбор вторичных единиц (населенных пунктов) внутри каждой ПЕО с вероятностью пропорциональности численности населения населенного пункта, всего 125 единиц. 

  • Этап 3. Отбор избирательных участков внутри каждого населенного пункта с равной вероятностью.

  • Этап 4. Отбор домохозяйств. Составление списка всех домохозяйств в отобранных избирательных участках в крупных городах четырех областей. Централизованный компьютерный отбор домохозяйств с помощью процедуры случайного отбора. В небольших городах и сельских районах отбор домохозяйств осуществлялся с помощью маршрутного отбора. Каждое домохозяйство, попавшее в выборку, посещалось минимум 3 раза до того, чтобы считать отобранную единицу недостигнутой. Все контакты осуществлялись в разные дни и разное время суток, чтобы максимизировать вероятность застать респондента. 

  • Этап 5. Случайный отбор респондентов внутри домохозяйства с помощью метода последнего дня рождения.

В каждой волне в выборку были включены все респонденты Волны 1 независимо от результата в предыдущие волны исследования (начиная с Волны 3). Уровень кооперации в Волне 1 составил 76%. В Волне 2 выборка сократилась на 25%, затем на 14% в третьей волне и 2% в Волне 4. В самую последнюю волну через семь лет в выборке остались 43% первоначальных респондента. 

Чтобы компенсировать «осыпание» выборки, были отобраны новые респонденты в 1997 г. Так как региональный и социально-демографический профиль респондентов во всех волнах был схож несмотря на осыпание (кроме естественного движения возрастных групп), была сделана новая независимая выборка Волны 5 по тому же дизайну, что и первоначальная.

Волна

Год

Всего

Панель 1

Панель 2

Время проведения опроса

Волна 1

1993

3727

3727

Волна 2

1994

2808

2808

Волна 3

1995

2273

2273

Волна 4

1996

2074

2074

июль-сентябрь 1993

май-июнь 1994

июнь-август 1995

март-апрель 1997

Волна 5

1997

2218

2218

Волна 6

1998

3513

2002

1511

Волна 7

1999

2868

1618

1250

ноябрь-декабрь 1997

октябрь-декабрь 1998

ноябрь-декабрь 1999

Вы можете скачать анкеты по Волнам 1-5 на странице БАЗЫ ДАННЫХ, зарегистрировавшись на сайте

Scientific report on the Socio-Economic Transitions in Russia (RUSSET PANEL), 2001. https://worlddatabaseofhappiness.eur.nl/hap_bib/freetexts/saris_we_2001.pdf

 
Graham C.L. Does Happiness Pay? An Exploration Based on Panel Data from Russia. 2004.Journal of Economic Behaviour and Organization, 55(3):319-342.


Ferrer-i-Carbonell A., van Praag B. Poverty in Russia. February 2001, Journal of Happiness Studies 2(2):147-172. 


Schyns P. Income, change in income and life satisfaction: a study over time in West-Germany and the Russian Federation. Berlin, Germany.


Schyns P. The relationship between income, change in income and life satisfaction in West Germany and the Russian Federation: absolute relative or a combination of both?/ In Advances in quality of life theory and research. Kluwer, Dordrecht.


Saris W. The relationship between income and satisfaction: The effect of measurement error and suppressor variables. 2001. Social Indicators Research 53: 117-136.


van der Velt W., Saris W. Problems in Russian Polls: Memory Effects, Acquiescence, and Awareness. 2000. Kwantitatieve Methoden 64: 87-116.


Frijters P. Do individuals try to maximize satisfaction with life as a whole. 1999. 


Frijters P. Explorations of welfare and well-being. 1999. Tinbergen Institute Research Series no. 196, Thela: Amsterdam.


Coenders G., Saris W., Batista-Foguet, J.M. 1999. Stability of Three-Wave Simplex Estimates of Reliability. Structural Equational Modeling 6: 135-157.


van Praag B., Frijters P. 1999. The structure of German well-being. University of Amsterdam, Submitted.


Saris W., Headey B. Income and Satisfaction.1998. Paper presented at the Quality of Life in Cities conference Singapore.


van der Velt W., Saris W. 1998. Quality of survey data in Russia evaluated. University of Amsterdam, Amsterdam.


Frijters P. , van Praag B. 1998. The under-reporting of incomes in Russian household surveys. University of Amsterdam. 


Frijters P., van Praag B. 1998. The effects of climate on welfare and well-being in Russia. Climate Change 39: 61-81.


Schyns P. Changes in income and their effect on subjective well-being in Germany and Russia. 1997. In Developments in quality of life studies: Proceedings of the first conference of the International Society of Quality of life studies. Edited by l. Meadow. Volume 1. Charlotte.


Maten van Welzijn. Over het meten van welzijn: Changes in income and their effect on life-satisfaction in West-Germany and the Russian Federation. 1997. Paper presented at the AWSB Onderzoeksgroep Zorg en Welzijn.


Andreenkova A., Scherpenzeel A. 1996. In A Comparative Study of Satisfaction with Life in Europe. Ed. by W.E. Saris, R.Veenhoven. Eotvos University Press, Budapest. Pp. 201-220


Saris W., Andreenkova A. Study on the effect of individual income changes on satisfaction in Russia. 1996/ in A Comparative Study of Satisfaction with Life in Europe. Ed by W.E. Saris, R. Veenhoven, A. Scherpenzeel, B. Bunting. Eotvos University Press, Budapest. Pp. 263-275.

(из статьи A.Andreenkova, W.Saris вступление к номеру журнала «Happiness», посвященному материалам Руссет)
В 80-х годах было проведено несколько важных исследований, целью которых было определить, измеряют ли такие показатели как «удовлетворенность жизнью в целом» или «счастье» один и тот же феномен, или он отражают разные стороны или разный уровень субъективной оценки человеком своей жизни. В исследованиях Кэпбелла, Конверса и Роджерса (Campbell, Converse and Rogers, 1976) корреляция между этими двумя показателями составила .5, Михалос (Michalos) в своем исследовании в 39 странах получил корреляцию .6. МакКеннел и Андрюс (McKennel and Andrews, 1980) выдвинули предположение, что удовлетворенность отличается от счастья тем, что первый показатель отражает когнитивный компонент в субъективной оценке жизни, а счастье – эмоциональный компонент этого же феномена. Однако, Шварц и Клор (1983) в своих исследованиях не смогли получить доказательства этой гипотезы. Более того, в дальнейшем Динер (Diener, 1984) предположил, что различия между этими двумя показателями не могут определяться только тем, что каждый из них представляет собой различную сторону субъективной оценки жизни – когнитивную или эмоциональную, но что отношения здесь более сложные. 
Мы предполагаем, что соотношение этих двух показателей отличается в зависимости от культурного и лингвистического контекста. Различия между двумя показателями во многом зависят от конкретных слов, используемых в различных языках и странах для выражения этих понятий. Поэтому мы попытались исследовать соотношение между этими двумя показателями на примере России и сделать некоторые выводы, но они будут касаться только России и только русского языка, и мы не претендуем на более широкие обобщения. 
В последних двух волнах Руссет панели мы задавали оба вопроса – об удовлетворенности и о счастье. Каждый вопрос задавался дважды в течение одного интервью в каждой волне. Таким образом получены данные повторных наблюдений и может скорректировать ответы на ошибку измерения и проверить, действительно ли эти два показателя меряют один и тот же феномен или нет. Если бы это было так, корреляция между этими показателями после коррекции на ошибку измерения должна быть 1. Если корреляции значительно меньше единицы, это будет значить, что два показателя меряют два разных феномена (Jöreskog 1971). 
Мы обнаружили, что корреляции между этими вопросами в российских данных после коррекции на ошибку измерения достаточно далека от 1 и составляет .64. Эти данные говорят о том, что пересечение между ответами респондентов на вопрос об удовлетворенности и вопроса о счастье в России достаточно мало (даже после коррекции на ошибку измерения пересечение составляет лишь 60%). В России показатели удовлетворенности и показатель «счастье» не является измерением одного и того же феномена. 
Это утверждение можно проверить и другим путем с помощью chi2 теста. Различия в chi2 тесте при сравнении моделей с и без условия, что корреляции между показателями равна единице, являются статистически значимыми со значением chi2   148 при степени свободы 1. Что говорит о том, что гипотеза о том, что эти показатели меряют одно и то же, должна быть отвергнута. 
После такого вывода напрашивается вопрос – а чем собственно отличаются эти два показателя? Чтобы ответить на это, обратимся к взаимосвязи между вопросами об удовлетворенности и вопросом о счастье с другими переменными, которые нацелены на измерение либо чувств, либо когнитивных оценок, и попытаемся обнаружить какую-нибудь систематическую модель. Переменные, которые мы использовали в этом тесте, показаны в Таблице 3. Наша гипотеза состояла в том, что первые 7 переменных, которые меряют чувства, должны сильнее коррелировать с показателем «счастья», а «удовлетворенность» с другими переменными, измеряющими когнитивные представления – удовлетворенность различными конкретными сторонами жизни. 
Мы проверили модель, основанную на предположении, что корреляции между «удовлетворенностью» и «счастьем» и этими переменными одинаковы. Эта модель должна быть отвергнута. Тогда мы обратились к методу «модифицированного индекса» и «параметра ожидаемых изменений», чтобы определить, какие корреляции представляют собой наиболее серьезную проблему. Мы обнаружили, что если внести в модель предположение, что корреляции с двумя переменными «удовлетворенность семейными отношениями» и «удовлетворенность материальным положением семьи» не обязательно одинаковы для «удовлетворенности жизнью в целом» и «счастьем», это ведет к наиболее серьезному улучшению качества модели. Если мы не будем ограничивать корреляции с этими переменными требованием, чтобы они были одинаковыми для удовлетворенности, и для счастья, то получим разницу в chi2 в 219 единиц при 2 степенях свободы. После таких изменений в модели, других серьезных улучшений сделать не удалось даже при условии, что размер выборки довольно велик (3400). Эти тесты не подтвердили гипотезу первоначальную гипотезу. Корреляции между двумя наборами переменных и двумя показателями «удовлетворенностью жизнью в целом» и «счастьем» одинаково сильны. Различие лишь в том, что удовлетворенность семейными отношениями более сильно коррелирует с показателем «счастье», а удовлетворенность финансовым положением – с удовлетворенностью жизнь в целом. Так как вопросы, измеряющие эмоциональное состояние, показывают одинаковую связь с показателями «удовлетворенности и «счастья», гипотеза о том, что показатель «счастье» меряет в основном чувства, а «удовлетворенность» - когнитивное восприятие, не подтвердилась. Этот анализ показывает, что россияне ассоциируют счастье в большей степени с успехом в семейной жизни (внутренние факторы, социальные и личностные факторы), а удовлетворенность жизнью в целом в большей степени связана с материальным положением (внешние факторы, материальные факторы). Мы считаем, что удовлетворенность более предпочтительный показатель субъективной оценки жизни в России, чем счастье, так как именно удовлетворенность должна изменяться в зависимости от макроэкономических и социальных изменений в стране и раскрывать именно те связи и взаимодействия, которые нас интересуют в данном исследовании. А показатель «счастье» в большей степени связан с субъективной оценкой того, что происходит в личной, частной жизни.

 
Коэффициенты корреляции между показателями «счастье», «удовлетворенность жизнью в целом» и другими переменными

Данные Волны 6 (1998).

Коэффициенты корреляции

Эмоциональные аспекты

Случались ли какие-нибудь радостные события в Вашей жизни за последние 12 месяцев?

Случались ли какие-нибудь плохие события в Вашей жизни за последние 12 месяцев?

Состояние здоровья по сравнению с тем, что было 12 месяцев назад

Состояние здоровья в настоящий момент

Чувствовали подъем в последние недели

Чувствовали беспокойство в последние недели

Чувствовали депрессию в последние недели

Удовлетворенность

Счастье

.30

-.16

.29

.41

.28

-.02

-.32

.30

-.16

.29

.41

.28

-.02

-.32

Когнитивные аспекты

Удовлетворенность социальными контактами

Удовлетворенность семейной жизнью

Удовлетворенность жилищными условиями

Удовлетворенность условиями труда

Удовлетворенность работой

Удовлетворенность материальным положением своей семьи

.31

.24

.13

.29

.36

.59

.31

.38

.13

.29

.36

.38

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ОФИС

Москва, 107031, Россия

ул. Большая Дмитровка, д. 20, стр. 1, офис 66 

+7(495) 629-15-06, 650-55-18, 650-68-92

С удовольствием ответим на все ваши вопросы. Напишите нам.

Санкт-Петербург, 198000, ул. Галерная, д. 53

+7(812) 570-13-82, 320-86-64

spb@cessi.ru

Нижний Новгород, ул. Советская, д. 19/2, офис 29

8(903) 609-78-03, 8(952) 453-81-31, 8(831) 246-08-00

cessi-nn@yandex.ru

Киев, 01001, ул. Крещатик, д. 17, офис 23

+380(44) 531-98-61, 278-87-36, 650-68-92

cessi@cessi.com.ua

ВАКАНСИИ

ИНТЕРВЬЮЕР

для личных опросов на дому

ИНТЕРВЬЮЕР

для телефонных опросов с использованием CATI

© 2018 Институт Сравнительных Социальных Исследований «CESSI».
При использовании материалов сайта www.cessi.ru и баз данных CESSI ссылка на источник обязательна
Член ESOMAR, WAPOR